Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

Данное сообщество посвящено легенде кинематографа, иконе стиля - Марлен Дитрих!

Правила сообщества.

Для того чтобы стать королевой, надо по меньшей мере родиться принцессой. Марлен ДИТРИХ называли «Королевой мира», хотя родилась она в семье прусского полицейского. Но с ролью королевы справлялась безукоризненно. Когда в начале восьмидесятых ее пригласили на прием, устраиваемый в ее честь одной из английских принцесс, Марлен ответила отказом. «Но почему?» — удивились друзья. «Так ведь она всего лишь принцесса. А я — королева. С какой стати я должна к ней идти?» — ответила она.
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
23:20 

О названии сообщества.

Marlene Dietrich
МАРЛЕН ДИТРИХ из Парижа
(01.12.1945)
ЭРИХУ МАРИЯ РЕМАРКУ в Нью-Йорк R-C3B-51/002

Не знаю, как к тебе обращаться, — Равик теперь общее достояние... Я пишу тебе, потому что у меня вдруг острый приступ тоски — но не такой, какой она у меня обычно бывает. Может быть, мне не хватает бутербродов с ливерной колбасой, утешения обиженных, — и душевных бутербродов с ливерной. Париж в сером тумане, я едва различаю Елисейские поля. Я в растерянности, я опустошена, впереди нет цели. Незачем больше бегать за продуктами и за летчиками, летающими в Берлин, — мне незачем больше заботиться о моей матери, чтобы прокормить ее зимой. Не знаю, куда девать себя... Вчера вечером нашла за портретом дочки три письма от тебя, в них ты даешь такие хорошие советы. Письма не датированы, но я помню время, когда ты писал их мне. Это воспоминания о наших годах, и ты еще негодуешь на меня за то, что я впадаю в «мелкобуржуазность». «Счастье и ревность в доме велосипедистов», и «Тщетные усилия мелкого буржуа завладеть недвижимостью», и «ты живешь лишь однажды», и «ты пребываешь в покое, вышивая крестом», и «оставайся оселком», и «ты мужественная соратница Пентесилеи»...

У меня никого нет, я больше не знаю покоя с вышиванием крестом! Я воспряла, и я дралась с одними и другими (не всегда с помощью самых честных приемов), я выбила для себя свободу и теперь сижу с этой свободой наедине, одна, брошенная в чужом городе... И тут я нахожу твои письма! Я пишу тебе безо всякого повода, не сердись на меня. Я тоскую по Альфреду, который написал: «Я думал, что любовь это чудо и что двум людям вместе намного легче, чем одному — как аэроплану». Я тоже так думала.

Твоя растерзанная пума
(с) Э.М.Ремарк «Скажи мне, что ты любишь меня…»

@темы: Дитрих и Ремарк

23:30 

Краткая биография.

Marlene Dietrich
Настоящие имя и фамилия: Мария Магдалина фон Лош.
Марлен Дитрих родилась 27.12.1901 в Берлине в семье прусского офицера и дочери богатого ювелира. Умерла 6.5.1992 в Париже.
В детстве училась игре на скрипке, но из-за болезни кисти была вынуждена забыть о музыкальной карьере. В 1920 г., приняв псевдоним Марлен Дитрих, выступила в ревю «Девушка Тильшера», а спустя год начала посещать школу-студию Макса Рейнгардта. На съемочную площадку Дитрих пришла ради заработка, но постепенно работа в кино увлекла ее. Правда, личные успехи дебютантки были весьма скромны, пока в 1930 г. американский режиссер Йоозеф фон Штернберг не поручил ей роль в картине «Голубой ангел». Этот 18-й (!) по счету фильм в творческой биографии актрисы и стал, по существу, началом ее долгой и успешной деятельности на экране. Зрители шли в кинотеатры, чтобы насладиться искусством своего любимца Эмиля Яннингса, а выходили покоренные острым зрелищем, душой которого была малоизвестная актриса с весьма свободными манерами и низким волнующим голосом. Штернберг показал фильм в Голливуде, и вскоре Дитрих получила приглашение от кинофирмы «Парамаунт», владельцы которой вознамерились сделать из этой немки новую Грету Гарбо.
Прежде чем выпустить Марлен Дитрих на съемочную площадку, американские специалисты произвели серьезную коррекцию ее внешности. Новый облик актрисы, появившейся в фильме «Марокко» (1930), поразил всех, кто знал ее раньше. Тщательно уложенная волна платиновых волос, тонкие полукружья взметнувшихся вверх бровей, мерцающий блеск глаз, впалые щеки придали лицу Дитрих выражение скорбного и загадочного удивления. В этом новом облике актрисы было трудно разглядеть прежнюю пухленькую немочку. И хотя в Голливуде Марлен Дитрих продолжала создавать образы певичек, падших женщин, они были вылеплены из другой — более утонченной и хрупкой материи, представляя новую вариацию на тему загадочной роковой женщины, страдающей от любви и заставляющей страдать других. Американская публика по достоинству оценила новую звезду. Марлен Дитрих за роль в «Марокко» была выдвинута на соискание премии «Оскар». Свои лучшие фильмы в Голливуде («Обесчещенная», 1931; «Белокурая Венера», 1932; «Шанхайский экспресс», 1932; «Песнь песней», 1933; «Дьявол — это женщина», 1935) Дитрих создала под руководством Штернберга. Их сотрудничество продолжалось вплоть до 1935 года, когда из-за разногласий с руководством Штернберг был вынужден покинуть «Парамаунт». Но дальнейшая карьера Марлен продолжалась по намеченному им пути, и лишь в комедии «Ангел» (1937) и вестерне «Дестри снова в седле» (1939) актрисе удалось отойти от привычного образа.
читать дальше

@темы: Статьи

00:01 

Курить я начала во время войны. Это и сохранило мое здоровье.(с)Марлен Дитрих

Marlene Dietrich

@темы: Фото, Цитаты

00:11 

Афоризмы о женщинах от Марлен Дитрих

Marlene Dietrich
- Для женщины красота важнее ума, потому что мужчине легче смотреть, чем думать.
- Если женщина уже простила мужчину, она не должна напоминать ему о его грехах за завтраком.
- Некрасивым девушкам легче вести скромную жизнь.
- Почти каждая женщина хотела бы хранить верность, трудность лишь в том, чтобы найти мужчину, которому можно было бы хранить верность.
- Только женщина может разглядеть другую женщину с микроскопической точностью.
- Приветствую обычай носить траурное платье. Женщина в трауре получает внимание как раз в то время, когда она в нем муждается.
- Женщины делятся на две категории: рассеяный, которые вечно забывают на диване перчатки, и внимательные, которые одну перчатку обязательно приносят домой.
- Я совершенно определенно знаю: для решения различных своих проблем ясное мнение мужчины - лучшее средство привести в порядок собственную запутнанную голову. Я всегда любила, когда мной руководили. И нет ничего лучше, когда знаешь, чего от тебя хотят, будь то в жизни, работе или в любви.
- Образ, который создает мужчина, ддумая об идеальной женщине, похож на образ, который создает женщина, думая об идеальном мужчине.
- Мужчина охотнее видит дома неубранную постель и счастливую жену, чем образцово заправленную постель и недовольную жену. Мой совет: заправляй постель и будь счастливой!
- Если вы чувствуете за плечами крылья, значит, у вас хорошая свекровь.

@темы: Цитаты

01:26 

Если вдруг захочешь обо всем мне рассказать - ветер знает где меня искать.
Я любил тебя, задетую полумраком, когда ты вскакивала, чтобы обнаружить его где-то вовне себя - в чьем-то лице, во вскинутой голове, в чьем-то смехе, в чьей-то походке на солнечном пляже. Ты была хороша, когда бежала, задыхаясь, ты, вечно навлекавшая на себя опасность, когда что-то делала второпях, и желания твои неслись впереди тебя галопом, как табун белых лошадей. И тогда я почти ничем не мог тебе помочь, разве что оградить тебя от падений и быть при тебе; да, быть при тебе, потому что я знал, что в сумерках ты вернешься - усталая, разочарованная и одинокая...
(Эрих Мария Ремарк из Порто-Ронко - Марлен Дитрих в Беверли-Хиллз 1939г.)

@темы: Дитрих и Ремарк

01:34 

Пробы Марлен Дитрих к фильму "Голубой ангел"

Marlene Dietrich
На площадке был рояль, за которым сидел пианист, фон Штернберг предложил мне сесть на рояль, спустить один чулок и спеть песню, которую я должна была приготовить. Никакой песни у меня не было, равно как и шанса на получение роли. Так я считала. Можно только удивляться, почему я вообще пошла на студию. Ответ один: пошла, потому что внутренний голос сказал, что я должна это сделать.

Фон Штернберг был очень терпелив. «Если вы не подготовили ни одной песни, хотя вас об этом просили, спойте хотя бы ту, которая вам нравится», – сказал он.

Я еще больше смутилась. «Мне нравятся американские песни», – сказала я. «Тогда спойте американскую», – ответил он.

Я стала объяснять пианисту, что играть. Оказалось, он никогда не слышал этой песни.

Тут фон Штернберг прервал нас: «Это та сцена! Точно так будем снимать. Делайте то же, что и раньше, пытайтесь объяснить пианисту, что он должен играть».
(c)Из книги "Размышления"

@темы: Видео

12:19 

Марлен и мужские костюмы

Если вдруг захочешь обо всем мне рассказать - ветер знает где меня искать.
Стиль денди в женской одежде восходит к той же Жорж Санд, но в большей степени к дамам эпохи Модерна и Арт Деко. Каноном женского дендизма стали фото Марлен Дитрих (во фраке, смокинге и деловом костюме). Характеризуется утрированным следованием гардеробу хорошо одетого мужчины, увлечением аксессуарами, показной роскошью и затянутостью. Галстук в нем очень важен. Он может быть однотонным, в полоску и с крупной "художественной" росписью. Не подходят геометрический рисунок и мелкие фигурки. Возможны "роскошные" и экзотические материалы, например, мех. Стоит выбирать сложные узлы. Большой трапециевидный, т.н. "перекрещивающийся" узел, "диагональный", а также более легкий двойной узел. Плохо смотрятся широкие и "крепко сбитые" "виндзор", "полувиндзор" и его американская модификация - "шелби". Галстук может дополняться булавкой, редко зажимом. Дендизм с завидным постоянством всплывает в коллекциях Vivienne Westwood и Nina Ricci.




Французская пресса отнеслась к пристрастию Дитрих к мужским костюмам критически. Передовицы теоретизирования на темы того, что «настоящим леди» не следует пренебрегать условностями. В конце концов, французская индустрия моды, в то время исключительно женская, составляла важную часть экономики страны, так что их панику при мысли о том, что женское население может предпочесть свои тесные оборчатые юбки удобству пары брюк можно понять. Хотя Эрмес демонстрировал женские брюки еще в 1930 году, информационные агентства подхватили эту «новую» дискуссию и, при усердной поддержке со стороны парамаунтского отдела рекламы, раздули историю до уровня международного мини-скандала. Это не помешало Дитрих разгуливать по Елисейским полям в своих костюмах в тонкую полоску.
Продавщицы в магазинах бросали своих клиентов в разгар совершения покупки и бросались наружу, чтобы взглянуть на то, как она проходит мимо; в открытых кафе прекращалось всякое обслуживание, стыла еда, таяло мороженое, но клиенты не обращали на это внимания, они тоже глазели на нее; иные замирали с зажатой в руке или уже заткнутой за воротник салфеткой и следили за тем, как она идет по бульвару. Одни машины тормозили посреди потока, другие ехали вдоль тротуара, держась на одном уровне с ней. Люди забывали переходить улицы на перекрестках, жандармы забывали свистеть. Число следовавших за ней поклонников неуклонно росло, пока за нами не образовывалась огромная толпа. И дело было не в мужском костюме: такое случалось каждый раз, когда появлялась Дитрих, вне зависимости от того, что на ней было надето!
В первый раз, когда такое произошло, это было действительно страшновато. В Америке такое никогда не случалось. Там они молчали – и как молчали! Прямо, как толпа линчевателей в фильме, что я когда-то видела. Но эти лица были не сердиты, и тишина была скорее благоговейной, нежели угрожающей. Я знала, как ведут себя поклонники, но то, что происходило здесь, совершенно не вписывалось в картину Поклонения Кинозвезде. Никто не пытался ни дотронуться до нее, ни даже приблизиться к ней. Они просто хотели пребывать в ее ауре и задать праздник своим глазам. Этот необычный дар вызывать почтение к себе у огромных масс народа был даром особенным, необъяснимым, колдовским. Он не покидал ее всю жизнь. Те из нас, кто сопровождал ее и опасался, что ее вот-вот разорвут на кусочки, постоянно дивились тому, как, глядя на орды проталкивавшихся к ней алчных поклонников, она уверенно заявляла:
- Не волнуйтесь! Они меня не тронут. Они никогда так не делают.
И, клянусь Богом, она была права! Они никогда этого не делали! Никакого истеричного безумия в адрес Дитрих – она внушала трепет Затаенного Дыхания. Пусть газеты печатают свою ложь – народ Парижа обожал ее.
(c) М.Рива

@темы: Фото, из книги Марии Рива

13:00 

Афоризмы о любви от Марлен Дитрих

Marlene Dietrich
- Нежность - лучшее доказательство любви, чем самые страстные клятвы.

- В любви гордость более опасна для женщин, чем для мужчин. Если нужно спасти положение, мужчина забывает о своей гордости легче и быстрее.

- Если ты возвращаешься в девять вечера вместо семи и он еще не позвонил в полицию, - значит, любовь уже кончилась.

- Женщина не должна требовать от мужчины мыть посуду. Ведь когда она влюбилась в него, он не стоял возле мойки.

@темы: Цитаты

01:46 

"Лили Марлен"

Marlene Dietrich
Она ненавидела фашизм, как нечто органически ей враждебное. Когда в Германии к власти пришли нацисты, ей было предложено вернуться на родину и сниматься в отечественных фильмах, Геббельс обещал простить и забыть ее космополитизм и дружбу с евреями. Марлен Дитрих ответила: "Никогда". Во время войны она выступала с концертами перед войсками союзников. В ее репертуаре была известная немецкая песня "Лили Марлен", известная в Германии еще со времен первой мировой войны, популярная в начале второй мировой войны в Германии и запрещенная Геббельсом к исполнению после сталинградского разгрома. Песня-воспоминание солдата о любимой девушке, песня-тоска, песня-призыв, она стала символом Марлен Дитрих-певицы.

@темы: Видео, Статьи

20:45 

Стихи.

Если вдруг захочешь обо всем мне рассказать - ветер знает где меня искать.
«Когда мама учила меня читать,
она буквы, слоги, пунктуацию
объясняла мне с помощью
стихотворения Фрейлиграта.
Оно висело в стеклянной раме
в гостиной».

Марлен Дитрих


«O, lieb, solang du lieben kannst!
O lieb, solang du lieben magst!
Die Stunde kommt, die Stunde kommt,
Wo du an Gräbern stehst und klagst!

Und Sorge, dass dein Herze glüht
Und Liebe hegt und Liebe trägt,
Solang ihm noch ein ander Herz
In Liebe warm entgegenschlägt!..

... Und hüte deine Zunge wohl.
Bald ist ein boses Wort gesagt.
O Gott, es war nicht bös gemeint.
Der andre aber geht und klagt…

(Marlene Dietrich)
Пока ты мог любить – любил,
Пока хотел любить – любил!
Но он придет, тот час, когда
Ты скорбно станешь у могил!

Так сохрани же в сердце пыл,
И пусть любовь в нем не молчит,
Пока другое сердце в такт
С твоим пылает и стучит!..

... Следи за языком. Он вдруг
Чуть слово зло произнесет…
«О Боже! Я ведь не со зла!»
Но будет поздно, – друг уйдет…

(Перевод А.Бакалова)


Эти строки звучат, как прощальный аккорд в последнем фильме Дитрих «Марлен», 1984 г.
(режиссер Максимилиан Шелл)

@темы: Цитаты

13:21 

Интеревью с Марией Ривой

Marlene Dietrich
Интервью Йоханны Адорьян (Johanna Adorjan)
с Марией Ривой (Maria Riva), дочерью Марлен Дитрих,
и Питером Ривой (Peter Riva), внуком Марлен Дитрих.

«Франкфуртер Альгемайне Цайтунг» (Frankfurter Allgemeine Zeitung), 13 ноября 2005 г.


«НЕБО БЫЛО ЗЕЛЕНЫМ, ЕСЛИ ОНА ТАК ГОВОРИЛА»


13 ноября 2005 года. Мария Рива, 81 год, дочь Марлен Дитрих, оживленная, грациозная и, также как и ее сын, который появился на интервью без предупреждения, одетая безупречно. Оба одеты в темные тона и необыкновенно благородную обувь. Петер Рива, ему 55, в носках ярко-красного цвета. Во время разговора много смелись, а когда оба вспоминали кулинарное искусство Дитрих, от которого всю семью регулярно тошнило, то оба просто сотрясались от смеха. Правда, это был преисполненный любви смех, по которому можно было заметить определенное облегчение. Смех людей, которые перенесли нечто напряженное и теперь вспоминают об этом со стороны и с веселым оживлением.

Фрау Рива, сейчас Вы опубликовали тексты, которые в последние годы жизни Ваша мать написала, проведя множество бессонных ночей в парижской квартире. Книга называется «Ночные мысли», это стихи и наброски о людях ее жизни, о ее любовниках таких, как Габен ( Gabin ) или Синатра ( Sinatra ), о Катарине Хепберн ( Katharine Hepburn ), Рильке ( Rilke ), Гитлере, а также о Вас.

У Вас есть любимые стихи?


Я американка, больше всего мне нравится «Академия наград» (« Academy Award »), где она высмеивает «Оскар». У матери был хороший юмор висельника. Ее грустные стихи, которые я хорошо знаю. Но она была еще и клоуном, а это я считаю намного лучше.

В последние годы жизни Ваша мать полностью спряталась от общественности и больше не покидала кровать в своей парижской квартире. Вы понимали ее?

Так тяжело быть живой легендой. Выглядеть всегда так, как этого ожидают люди, быть всегда тридцатилетней, никогда не разочаровывать публику. А это так много работы. Впрочем, даже если ты молодой, это такая же ужасная работа. Всегда парик, косметика и тело. Она просто устала от этого напряжения.

Главное произведение Марлен Дитрих – это быть Марлен Дитрих?

Да.

Несколько лет назад Вы опубликовали биографию Вашей матери, в которой раскрыли подробности, необходимые для того, чтобы создать образ гламурной звезды. Не разрушаете ли Вы тем самым дело всей жизни Вашей матери?

Нет.

Вы писали о невидимых корсетах, скрывающих ее обвисшую грудь, о ее привычке вызывать рвоту после еды.

Нужно же знать, что не всегда правда то, что видишь. Она просто считала своей обязанностью быть совершенством. Дитрих создал режиссер Штернберг, она согласилась на эту роль. По своей собственной легенде она должна была быть всегда совершенной.

В 1979 году Ваша мать слегла в постель в своей квартире на Авеню Монтень и больше не встала до самой смерти в 1992 году. Что она делала все эти годы?

Читала. Кричала на телевизор. Звонила. Она разговаривала по телефону среди ночи. В три, в четыре часа. Она не говорила ни «Здравствуйте», ни «До свидания». Не было и слов «Как дела, как дети?» или, что обычно говорят люди по телефону. Было только: «Мне нужны эти чулки из этого магазина!», « Мне нужен этот номер телефона!», «Пришли мне эту статью!». Это была постоянная работа.

Петер Рива: Мы говорим сейчас о женщине, которая в семидесятых годах получала телефонные счета по три тысячи долларов в месяц. Тридцать звонков в день только у моей матери. Тридцать!

И Вам всегда можно было дозвониться?

Мария Рива : Конечно, так и должно было быть. Она была королева. Такие люди есть. Они не все артисты. Они особенные. Мы называем это харизмой. Властью. Никто не знает, что это такое.

В последние годы она много пила, принимала таблетки. Она умерла озлобленной женщиной?

Когда действие алкоголя проходит, человек становится подавленным и озлобленным. В этом трагедия алкоголя, в этом трагедия Дитрих. Если бы она была глупа и была только чудесной кинозвездой, которая ничего этого не знает, хорошо. Но Марлен знала об этом намного лучше. Она была интеллигентна. Ее конец – это ее трагедия.

Как ощущал себя человек, любимый Марлен Дитрих?

Дитрих всегда была влюблена. Она была влюблена в песню, в голубцы, в мужчину, в женщину, в цветок, во всех с одинаковой силой. Дети очень чувствительны: если кто-то любит все одинаково, они замечают, что на самом деле любят не их.

Петер Рива : И ты тоже принадлежала ей. В ее любви было что-то захватывающее.

Мария Рива: Она считала, что если она создала меня, значит, я принадлежу ей.

Как Вы освободились?

Я не освободилась. Вот я сижу здесь. И отвечаю на вопросы о моей матери.

Господин Рива, какие воспоминания остались у Вас о вашей бабушке?

Когда я рос, я знал, что есть такой человек, которого мы называли «Мэсси» (“ Massy ”) - моя бабушка. Но когда звонил телефон, и какой-то разговор был связан с ее профессией, она полностью менялась. Тогда мы называли ее Марлен. Я видел, как моя бабушка подходит к телефону и становится Марлен. Изменение было заметно сразу. Она в раз подтягивалась, откидывала плечи – это выглядело так, как будто она надевала какой-то воображаемый мундир. С нами она была раскованной. Готовила яичницу, от которой нам всегда становилось плохо.

Почему?

Слишком много масла. Было, конечно, очень вкусно. Понятно, с полфунта масла в ней. Мы говорили: «Спасибо, Мэсси, было чудесно» и выбегали, мой отец, братья и я, чтобы в кустах вызвать рвоту. Невозможно удержать столько жира в желудке. Сама она это не ела никогда. Но ее пончики с конфитюром ( Jelly Donuts ) на рождество вне конкуренции, это что-то необыкновенное. Она могла варить рыбу, боже мой, как она могла варить рыбу. А заливная косуля ( kaltes Reh in Aspik ), да за нее можно умереть. Ну что еще? Она всегда считала, что правда на ее стороне, даже если это была только ее правда. Она была глубоко убежденной. Если она говорила, что небо зеленое, значит, оно было зеленым. Конец дискуссии. И ей, действительно, верили: небо было зеленым, если она так говорила.

Мария Рива : Власть! ( Power !)

Я вспоминаю рождество в ресторане, мне было лет семнадцать, это было благотворительное мероприятие в Отель Паласе ( Hotel Palace ). Там были Ноэль Ковард ( Noel Coward ), Элизабет Тэйлор ( Elizabeth Taylor ), Ричард Бертон Richard Burton ): четыреста человек в баре. Все разговаривают, пьют. Вдруг открывается дверь в самом конце помещения, она ступает ногой в зал, воцаряется гробовое молчание. Никто не объявлял о ее приходе, она просто вошла: мертвая тишина. Идет по залу, толпа расступается, Гюнтер Закс ( Gunter Sachs ) отцепляется от Бриджит Бордо, она подходит к Ноэлю Коварду, который вздыхает, глядя на нее: Мар-лен-ах! Она протягивает ему руку. Все облегченно вздыхают, начинают двигаться, продолжают беседовать. Ее влияние не поддавалось никаким описаниям.

На самом деле она могла смеяться над собой?

Мария Рива: Над Дитрих она могла смеяться. Над Марлен – нет.

А в чем же разница?

Дитрих есть Дитрих. Марлен – это нормально.

Тогда была ли Марлен вообще?

Я думаю, когда-то она ее потеряла. Но всегда подсмеивалась над Марлен: Ах, опять она стоит, с платьем, опять мы едем в Лас Вегас, будем кинозвездой..Так она тогда говорила.

Она чего-нибудь боялась?

Если Вы используете слово «страх», то настоящий страх в нашей семье вызывал Гитлер и его партия в1933 году. Чтобы понять Дитрих, важно знать, что Голливуд был не ее миром. Голливуд был лишь маленьким местечком, в котором люди снимали глупые мелкие фильмы. Нет, ее миром был весь мир.

Петер Рива : И мир относился к ней тоже серьезно. Однажды я взял трубку, звонила Нэнси Рейган, а через два дня они покинули Белый Дом. Она сказала, Ронни так счастлив: последний телефонный разговор, который он вел из Белого Дома, был с Марлен. Сильнейший человек мира последний раз разговаривал по телефону в своей должности с моей бабушкой. А когда Горбачев вернулся из заточения, то первым человеком, которому он позвонил, была Марлен.

Откуда у нее были все эти номера?

Потому что она постоянно звонила по ним. Она общалась с этими людьми. Когда арестовали Горбачева, она звонила всем, кто ее знал: Президенту Франции, Королеве, она говорила, мы должны спасти его, он единственный наш шанс избежать войны. Со своей постели она поддерживала дипломатические отношения. Были они эффективны или нет, я не знаю. Одно несомненно: Горбачев позвонил. Она мыслила в глобальных масштабах.

Марлен Дитрих считалась самой красивой женщиной мира. Она занималась спортом?

Мария Рива: Никогда. Она играла в теннис, потому что это выглядело красиво. Для этого она носила короткие шорты. Тогда все играли в теннис, в действительности они не играли, они только хорошо смотрелись. В то время она жила (уточнение переводчика: была вместе, “ war zusammen ”) с Фредом Перри ( Fred Perry ), известным теннисистом. У нас сразу появились ракетки, белые платья, я должна была заниматься с преподавателем тенниса. Все вокруг было теннисом! Потом появился пианист Хосе Итурби ( Jose Iturbi ) и все превратилось в рояль!

Она всегда была совершенной женщиной именно для человека, в которого была влюблена.

Да. Она всегда была в роли. Но делала она это не осознанно. Она не была как Джон Кроуфорд ( Joan Crawford ), который говорил, я хочу этого человека, он любит красное, то есть я буду носить красное, и я получу его. Дитрих так не делала. Я не врач, но слово шизофрения, вероятно, имеет здесь место. Многие артисты, действительно хорошие артисты, обладают этим талантом. Они могут превращаться. Моя мать делала это со своими любовниками, не в кино, а в жизни.

У нее были какие-то особенные приемы для сохранения красоты?

Нет, их она не знала. Это было действительно ужасно. Никакого крема, никаких гимнастических упражнений, никакой хорошей диеты. Боже мой, она ела холодные венские колбаски ( kalte Wienerle )! И квашеную капусту ( Sauerkraut ). Она делала сумасшедшие вещи. Однажды, это было в 1939 году, кто-то порекомендовал ей ничего не есть, кроме моркови. От нее мы все стали желтыми. Как-то Ремарк, который в то время был моим отцом, сказал, что она выглядит как китайка. Тогда мы прекратили есть морковь.

Госпожа Рива, Вы простили своей матери за то, что она была Марлен Дитрих?

Нет. Быть дочерью Дитрих очень интересно, когда ее переживаешь. Кстати, она не вынесла бы того, что мы сидим здесь сейчас и разговариваем о ней, зная, что во Франции горят машины, а в Иордании рвутся бомбы. Она сказала бы: Что? У тебя есть время на такую мелочь? Стихи Марлен Дитрих? Мир в огне, а ты говоришь о стихах?

Перевод с немецкого языка на русский Татьяны Фроловой (г. Самара)
специально для сайта marlene.ru

@темы: Статьи

12:17 

Дитрих и Ремарк

Marlene Dietrich
Мать любила рассказывать о первой встрече с этим очаровательным, сложным, склонным к депрессиям человеком. Сцена выглядела таким образом.
Она сидела за ланчем с фон Штернбергом в Лидо, в Венеции, когда к их столику подошел незнакомец.
- Герр фон Штернберг? Мадам?
Мать не выносила, когда к ней подходили незнакомые люди, но его низкий голос, искусные модоляции заинтриговали ее. Она отметила тонкие черты лица, чувствительный рот, соколиные глаза, смягчившиеся, когда он склонился к ней.
- Разрешите представиться? Я Эрих Мария Ремарк.
Мать протянула руку, он почтительно поднес ее к губам. Фон Штернберг сделал знак официанту принести стул и обратился к Ремарку:
- Присоединяйтесь к нам!
- Благодарю. Вы позволите, мадам?
Мать, очарованная его безупречными манерами, слегка улыбнулась и кивнула.
- Вы слишком молоды для автора величайшей книги нашего времени, - сказала она, не сводя с него глаз.
- Я написал бы ее лишь для того, чтобы услышать, как вы произносите эти слова своим завораживающим голосом. – Ремарк щелкнул золотой зажигалкой, давая ей прикурить.
Она обхватила своими бледными пальцами его бронзовые от загара руки и втянула в себя дым. Фон Щтернберг, непревзойденный режиссер и кинооператор, тут же ретировался: он с первого взгляда оценил средний план великой любовной сцены.
Белая сирень продолжала поступать в беспримерном количестве, а вместе с ней – коробки с Дом Периньон и самые прелестные любовные послания из тех, что я читала. Мне еще предстояло познакомиться с их автором, отбившим у Дитрих вкус к шампанскому. Кто бы ни был новый любовник, его влияние на мою мать казалось всеобъемлющим.

Коллекция антиквариата была его единственным другом, собаки – спутниками, а письма к Дитрих – единственным выходом чувств. Он как всегда писал по-немецки, именуя себя Равиком.
«Посмотри на Равика, исцарапанного и обласканного, зацелованного и оплеванного.. Я, Равик, видел много волков, знающих, как изменить свое обличье, и всего лишь одну Пуму, сродни им. Изумительный зверь. Когда луна скользит над березами, с ним происходит множество превращений. Я видел Пуму, обратившуюся в ребенка; стоя на коленях у пруда, она разговаривала с лягушками, и от ее слов у них на головах вырастали маленькие золотые короны, а от волевого взгляда они становились маленькими королями. Я видел Пуму дома; в белом передничке она делала яичницу… Я видел Пуму, обратившуюся в тигрицу, даже в мегеру Ксантипу, и ее длинные ногти приближались к моему лицу… Я видел, как Пума уходит, и хотел крикнуть, предупредить об опасности, но мне пришлось держать рот на замке..
Друзья мои, вы замечали, как Пума пляшет, словно пламя, уходя от меня и снова возвращаясь? Как же так? Вы скажете, что я нездоров, что на лбу у меня открытая рана, и я потерял целую прядь волос? А как же иначе, если живешь с Пумой, друзья мои? Они порой царапаются, желая приласкать, и даже спящей Пумы остерегайтесь: разве узнаешь, когда она вздумает напасть…»
(с) М.Рива

@темы: Фото, Дитрих и Ремарк, из книги Марии Рива

01:33 

Если вдруг захочешь обо всем мне рассказать - ветер знает где меня искать.


Когда думаешь о выступлениях и жизни Марлен Дитрих, из всего, что приходит на ум, это, наверное, - дисциплина, не в последнюю очередь, и по отношению к самой себе. Эта дисциплина превалировала над всем остальным. Ее излучает стройная, несколько аскетическая, но всегда женственная фигура, несмотря на улыбку, приподнятые брови, игру уголков рта, блеск глаз. Иными словами, сигнал для публики, чтобы все это она не воспринимала всерьез. Маленький намек, который очерчивает границы иронии и отвлеченности.
(c)

@темы: Статьи, Фото

00:24 

Высказывания Марлен Дитрих о мужчинах.

Marlene Dietrich
- Каждый мужчина больше интересуется женщиной, которая интересуется им, чем женщиной, у которой красивые ноги.

- Разве профессия актера для мужчины? Ведь большая часть жизни актера состоит из того, чтобы гримироваться, одеваться, притворяться.

- Жена только может давать советы, но выбор галстука остается за мужчиной.

-Мужчины, с которыми я бы охотно потанцевала, все без исключения не танцуют.

-В чем состоит отличие кавалера от джентельмена? Кавалер никогда не сможет забыть о хороших манерах, а джентельмен может.

@темы: Цитаты

02:21 

Краткая биография

Если вдруг захочешь обо всем мне рассказать - ветер знает где меня искать.
Очень здорово сделанное видео о биографии Марлен Дитрих: фото, музыка, факты.



27 декабря 1901 г. - родилась в Берлине Мария Магдалена Дитрих.

17 мая 1921 г. - она выходит замуж за Рудольфа Зибера.

13 декабря 1924 г. - родилась дочь Мария Елизавета Зибер.

1 апреля 1930 г. - премьера "Голубого ангела" в "Глория Палас" в Берлине.

9 июня 1939 г. - получает американское гражданство.

1944-1945 гг. - выступает перед американскими солдатами на европейских фронтах.

1950 г. - французское правительство награждает ее орденом Почетного Легиона.

1979 г. - выход в свет автобиографии "Возьмите только мою жизнь".

1984 г. - Максимилиан Шелл снимает документальный фильм "Марлен".

6 мая 1992 г. - Марлен Дитрих скончалась в Париже, похоронена в Берлине.

@темы: Видео

15:13 

Детство. Отрывок из книги Марлен Дитрих "Размышления"

Marlene Dietrich
Говорят, я была слишком мала, когда пошла в школу. Это было ранним зимним утром, на улице еще горели фонари. Было холодно и ветрено, от этого у меня текли слезы, я щурилась, и слезы волшебно превращали бледный свет фонарей в золотистый фейерверк. И хотя слез у меня всегда было предостаточно, плакать я не хотела, это холодный ветер играл со мной каждое утро. Наперечет я знала закрытые ставни всех магазинов, знала каждый камень и прыгала с одного на другой или скользила, если ночью выпадал снег. Меня одолевали разные чувства: казалось, что я потеряла драгоценную свободу, я боялась учителей, наказания, боялась одиночества.

Ворота в школу были такими тяжелыми, что с большим трудом удавалось их открыть – мне приходилось толкать их спиной. И так каждое утро я боролась с этой ловушкой.

Меня определили в школу на год раньше. Поскольку я уже умела читать, писать, немного считать и даже говорить на иностранном языке, я сразу попала во второй класс. Я была младше своих соучениц-второклассниц и новичков, только что пришедших в школу. Это стало причиной моей замкнутости и моего одиночества. И в последующие годы учебы я чувствовала себя одинокой – хотя многие девочки и списывали мои французские сочинения, я была далека от их секретов. Они доверительно перешептывались друг с другом, хихикали, я же не проявляла никакого интереса к их тайнам. Внутри школы-тюрьмы существовало немало изощренных, я бы сказала, барьеров, как будто придуманных специально для меня только потому, что я была младше всех – никакого сомнения, что дело было именно в моем возрасте.

Моя школьная судьба была довольно редким и несправедливым исключением, думала я. И тем не менее мне казалось, что я всегда останусь маленькой, даже спустя годы.

читать дальше

@темы: Цитаты

16:24 

Цветные фото

Если вдруг захочешь обо всем мне рассказать - ветер знает где меня искать.
Не так много известно цветных фотографий Марлен Дитрих. вот несколько из них.


еще три

@темы: Фото

17:15 

О матери. Отрывок из книги марлен Дитрих "Размышления"

Marlene Dietrich
Война не научила ее ничему новому. Основные жизненные ценности она познала интуитивно. И была так совершенно уверена в них, будто сама их сотворила. Иногда, чтобы придать больший вес своему утверждению, она цитировала известных философов, поэтов. Получалось так, словно она учтиво позволяла другим разделять ее собственное мнение. Она была слишком молода и не имела еще жизненного опыта. Ее юность была защищена от всяких невзгод. Она рано вышла замуж (что шокировало добропорядочное общество города) и стала матерью, когда ей было семнадцать лет.

Теперь она тихо стояла у списков, вывешенных на стене, она искала имя, которое не хотела найти. Становилось темно. В городе один за другим зажигались фонари. Ей оставалось прочесть еще два списка. Вот здесь последние фамилии… Ее пальцы ищут под запотевшим стеклом, которое стало грязным от прикосновения тех, надеявшихся, кто, так же как и она, искал имя и не хотел его найти. Наконец ее рука ослабевает, она опускает голову, глаза становятся влажными, в них радость облегчения, которую могу видеть только я. «Пойдем домой, Поль, – сказала мама, – мы откроем консервы, которые я приберегла для особого случая, и это будет прекрасный вечер. Если хочешь, я сделаю твое домашнее задание. Она называла меня этим французским именем, когда бывала счастлива, а слово «консервы» прозвучало у нее не жестко по-немецки, а в его французском произношении. Как легко было ее любить!

Она всегда была очень сдержанна, не целовала меня, не прижимала к себе, как это делала, когда я была маленькой. Чем старше я становилась, тем меньше она обнаруживала свои чувства. Она целовала меня в лоб, щеку, но всегда мимолетно, небрежно, а иногда и порицая за какую-нибудь мелкую провинность. Казалось, ее не интересовало, люблю ли я ее, – должно быть, в этом она не сомневалась. Но она хотела, чтобы я с ней чувствовала себя уверенно. Хотела отогнать страх и неизвестность, принесенные войной в нашу жизнь. Каждый день я должна была повторять десятки раз: «Если я буду со своей мамой, со мной ничего не случится!» С ней мне действительно ничего не было страшно – ни враг, ни чума, ни ядовитые газы. С ней я могла войти даже в клетку с тигром. Она была сильной, храброй, волевой. Возможно, она скрывала свои подлинные чувства, чтобы для других оставаться сильной. На нее можно было положиться. Ее внешность была так же прекрасна, как и человеческие ее качества. Она была поразительно красива.

Она была достойной представительницей аристократии, воплощением истинной порядочности, человеком щедрого сердца. Я всегда испытывала глубочайшее уважение к своей матери. И потому мне легко было следовать ее строгим, но ясным и определенным жизненным принципам. Первое и, пожалуй, самое главное правило – это чувство долга. Требование столь же непреклонное – любовь к делу, любовь даже к обычной домашней работе. Моя мать могла с вдохновением выполнять любую повседневную работу, превращая ее в увлекательное занятие, завершив которое она всегда была полна радости. Но вот перед нею новая цель, в глазах появляется особенный блеск, движения становятся порывистыми, и наконец раздается уже ничем не сдерживаемый ликующий крик: «Так и есть, как я говорила! Ну, посмотрите только! Я знала! Я знала!»

И она полна такой радости и восторга от уверенности в своей системе ценностей, что рядом с ней начинаешь чувствовать себя, как в церкви: «Да что я такое со своими мелкими мыслями и заботами, если здесь перед тобой находится такой образец для подражания, и он тут, рядом, где наши общие корни, – дома».

Еще одно незыблемое ее правило – верность. Она никогда не читала морали по этому поводу, но ее охватывал ужас, когда она сталкивалась с неверностью. Тут она была непримиримой. Она осуждала быстро, без пощады. И только тогда бывала снисходительной и остерегалась выносить приговор, когда речь шла о поступке против закона, который она считала устаревшим. А когда в основе сложной ситуации лежал эмоциональный конфликт, тогда она вообще запрещала говорить или судить о вине. «Человек, доведенный до крайности, – говорила она, – легко теряет контроль над собой, попадает под власть эмоций».

@темы: Цитаты

18:46 

Если вдруг захочешь обо всем мне рассказать - ветер знает где меня искать.
Мои ноги не так уж красивы, просто я знаю,что с ними делать. (с)Марлен Дитрих


@темы: Фото, Цитаты

00:50 

О манерах. Из книги Марлен Дитрих "Размышления"

Marlene Dietrich
Я очень рано должна была научиться контролировать себя. Если ты настолько поддаешься своим чувствам, что они властвуют над тобой, ты становишься источником беспокойств, обузой для окружающих. А это уж самое плохое проявление дурных манер, невоспитанности. В этом я была убеждена точно так же, как и моя мать. Крепко держать себя в узде – стало моей второй натурой к тому времени, когда мама решила, что я уже достаточно повзрослела и мои юбки следует удлинить, чтобы прикрыть колени.

Еще раньше я поняла, какое это тяжкое бремя – выслушивать праздные жалобы. Я стала скрывать от мамы всевозможные проблемы, решение которых было не в наших силах. Я знала также и еще одно правило, простое для понимания, но не очень-то легкое для выполнения: неизбежное надо воспринимать с достоинством.

Чувство достоинства исключало какие бы ни было жалобы. Отсюда следовало: слезы, которые вы проливаете из-за неизбежного, должны оставаться вашим секретом.

И еще одному я научилась: подчинению правилам логики, которые помогают легче все запоминать. Логическое заключение, логика – это как бы путеводитель по лабиринту законов, правил, авторитетных мнений, причем приложимый не только к области мысли, но и указывающий путь к решению математических задач. Постигая логику, я начинала понимать и любить ее.

Мои зубы были испорчены войной, однако мама верила в силу своих ген, верила в то, что она создала достаточный резерв в своем ребенке для голодных военных лет. «Они – прекрасны, твои зубы, они выдержат все, – говорила она, когда я терла их щеткой, – они еще послужат тебе». И добавляла как неоспоримое: «Все зависит от наследственности». Она глубоко верила в происхождение, или «конюшню», как она это с удовольствием называла, и продолжала отнимать у меня скудные порции молока, сыра и мяса, чтобы передать их своей матери.
<...>
Самодисциплине трудно было учиться, но каждый взрослый помогал в этом, каждый ободрял нас, всем своим поведением давая нам хороший пример. То, чему нас учили, рассматривалось как само собой разумеющееся, никаких особых похвал за свои успехи мы не получали.

Небрежность осуждалась, безрассудство, опрометчивость – тоже.

Каждая дискуссия с мамой заканчивалась фразой: «Потом ты будешь меня благодарить!» Молча, про себя, я продолжала спорить с ней, потому что наступает такой возраст, когда начинаешь вступать в спор с теми, кто устанавливает законы, требующие выполнения неудобных для тебя обязанностей.

Из-за войны многие законы больше не имели силы. И то, что наше образование продолжалось так же, как и в мирное время, заставляло нас сомневаться в здравомыслии старших. Мы чувствовали себя и взрослыми и беспомощными одновременно.

Почему вдруг мама придавала такое значение шнурованию ботинок? Мне, например, это казалось совсем не важным. Даже когда я шнуровала ботинки доверху, она продолжала затягивать их еще туже. «Когда ты вырастешь, твои лодыжки должны быть тонкими. Сейчас самое время об этом заботиться». Я не разделяла ее интереса к моим лодыжкам, мне не нравилось ощущение туго зашнурованной обуви. Правда, свои лодыжки я рассматривала как ее собственность, поэтому мне было приятно сделать ей такое одолжение. Иметь тонкие лодыжки, равно как и тонкие запястья, – в этом тоже было нечто связанное с происхождением («конюшней», как говорила мама), которому она придавала большое значение. Я любила это почти детское качество моей матери, оно приближало ее ко мне теперь, когда она казалась такой далекой в своем одиночестве. Мне говорили, что я похожа на отца, и я считала, что мне не очень-то повезло в этом. Мама же утверждала, что это хорошая примета. Дети, похожие на отца, должны быть счастливыми.

@темы: Цитаты

Марлен Дитрих или Растерзанная пума

главная